Среда
28.06.2017
13:56
Форма входа
Календарь
«  Июнь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 240
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Всё о Таджикистане (или почти всё...)

Загадки Макшеватской пещеры (часть 3)

Граф Бобринской и макшеватская пещера

Граф Бобринской и Богоявленский не написали ни одной стро­ки о своем трудном восхождении к Макшеватской пещере и о сво­ем в не меньшей степени нелегком труде в самом «подземелье». Их общий труд был «суммирован» в публикации профессора Зо-графа, однако если иногда Зограф ссылается на Богоявленского, то ссылок на графа нет. Ни в одной из своих работ граф Бобринской не упоминает Макшеватскую пещеру, даже в тех отрывках, где он пишет о мазарах, пещерах, о святых местах и связанных с ними суевериях. Во всех других главах его книги «Горцы вер­ховьев Пянджа» много упоминаний о Зарафшанской долине, ссы­лок на нее, автор приводит сравнения с ней, но даже не упоми­нает о Макшевате. Создается впечатление, что эта тема была им табуирована для себя самого, что он не хотел вспоминать о ней.

Граф Бобринской с детства был воспитан в православной сре­де, он был хорошо знаком и со староверческой духовной культу­рой. И как глубоко верующий человек имел свои внутренние эти­ческие критерии и рамки, которые не должен был перешагивать. Я предполагаю, что, согласившись на исследование пещеры, он не имел ясного представления о том, что конкретно предстоит совер­шать в Макшевате. Из всего написанного им вытекает, что он не только хорошо знал мировые религии и всевозможные верования, но относился с глубочайшим уважением к духовно-религиозным чувствам людей независимо от их вероисповедания, уровня раз­вития, предмета поклонения. В Макшевате свершилось то, чего он хотел меньше всего: произошло грубое вторжение в духовный мир незнакомых ему людей, в мир далекой от него культуры. Ему и его спутникам это вторжение было разрешено лишь потому, что территория эта была завоевана. Они пришли в пещеру с военным офицером, начали искать черепа и другие человеческие остан­ки — по сути, проявили насилие над чувствами наблюдавших за ними проводников. Несмотря на то что лично Бобринской этим, возможно, и не занимался, такая картина, думаю, его очень огор­чила, и как совестливый человек он запомнил ее на всю жизнь. Двадцать лет спустя предметом исследования графа Бобринского станут русские надгробные памятники, он будет уделять много внимания изучению этой темы, проводить много времени в ме­стах древних захоронений… Мне представляется, что одинокая истлевшая фигура в Макшеватской пещере не раз будет напоми­нать ему о себе.

Из последующих периодов жизни графа мы знаем, что он был очень скромным человеком. Что бы доброго и полезного он ни де­лал в жизни, он делал это незаметно и без шума. Во всякой работе он ценил сам процесс достижения цели. Сословность для него существовала как часть системы, в повседневном же общении он относился к людям одинаково ровно, легко сближался с самыми простыми людьми. Свидетельство этому мы можем найти в эпи­зоде, который приводит А. А. Семенов71. Будучи участником сле­дующей — 1898 г. — экспедиции, он поражается выносливости местных ходоков и приводит в пример жителя Зарафшанских гор: «Когда мы были на берегах озера Искандер-Куля, к нам явился вечером туземец из кишлака Якка-Хона по имени Соле, старый знакомый гр. Бобринского по прежней (в 1895 году) поездке на Памиры. Как оказалось, он в этот же день проделал долгий уто­мительный горный путь пешком, пройдя в этот день верст 8072 и на пути перевалив в долину р. Пасруд через трудно проходимый перевал Барщевского73 <…> На перевале Соле только раз и отдох­нул за все время пути»74.

Значит, граф в 1895 г. не просто «галопом» пронесся по За-рафшану, он успел приглядеться к кишлакам Зарафшанской до­лины и завел добрых знакомых, один из которых, три года спустя узнав каким-то чудесным образом о его приезде, прошел более 85 километров, чтобы увидеться с ним. Однако следует конста­тировать, что встреча эта примечательна своей интригой. Ходок поразил А. А. Семенова тем, что за один день преодолел такое значительное расстояние, к тому же по горному пути, по крутым подъемам и спускам. Но Семенов ни слова не сказал о причине прихода Соле, ведь надо было иметь весьма серьезные основа­ния, чтобы пройти не менее 14–15 часов, да и обратный путь, не менее сложный и длинный. Становится очевидным, что встреча была назначена графом, при этом очень заблаговременно. Види­мо, когда экспедиция проходила мимо кишлака Якка-Хона75, граф встретился с Соле и о чем-то попросил его. Или же Соле отсут­ствовал, и в кишлаке его родным передали, чтобы он добрался до Искандеркуля, где мог бы пересечься с караваном экспедиции. Граф, человек весьма деликатный, по природе своей не любил ко­мандовать другими, просить кого-то о чем-то: значит, некое чрез­вычайно важное дело заставило его вызвать Соле в Искандеркуль. Почему встретились в Искандеркуле? Могли встретиться раньше, к примеру в окрестностях Кули-Калонской котловины. У графа было серьезное дело в районе Искандеркуля, которое могло быть связанно с предыдущей поездкой? А что важное здесь происходи­ло в 1895 г.? Только посещение Макшеватской пещеры, откуда за­брали черепа. Вспомним, при этом Барщевский успокоил прово­дников (одним из них, видимо, был Соле), что это останки «слуг» Ходжи Исхака, и таджики не «особенно протестовали против по­хищения этих черепов». Значит, в какой-то форме они выразили свое недовольство, да и Барщевский квалифицировал тогдашнее действие как похищение.

Семенов представил Соле как старого знакомого «гр. Бобрин-ского по прежней (в 1895 году) поездке на Памиры». Исходя из свидетельства ученого, становится очевидным, что Соле три года назад сопровождал графа до Памира. Вероятнее всего, во время поездки у них состоялся разговор на эту тему, и граф обещал по­сле исследования вернуть черепа на место. И теперь он привез их обратно и мог просить Соле, которому доверял, об одном: вер­нуть черепа, взятые три года назад, обратно в пещеру, положить их на место, сделать это тихо и незаметно. О графе Бобринском в опубликованных путевых записках не сказано ничего, как будто его и не было в экспедиции. А о подобном сокровенном деле тем более не напишут. Но объяснить произошедшее можно только тем, что это была его просьба. Подобное было характерно для графа. Сорок лет спустя крестьяне Южного Тироля положат на его могилу венок с надписью «Тайному Благотворителю от благо­дарных жителей»76.

Все вышесказанное — только мое предположение, ничем иным не подтвержденное. Я высказал его по одной причине: для графа Бобринского были очень важны этические критерии и границы, которые он ставил перед собой согласно своей совести, придер­живаясь их в повседневной жизни и не желая ни при каких об­стоятельствах их перешагивать. Мне представляется, что история с черепами для графа была из того разряда, когда он перешагнул через барьеры, им же начерченные, и надо было вернуться в свои этические рамки, что он и сделал. Он был совестливым и молча­ливым человеком, не говорящим по нравственным соображениям о своих добрых делах, о которых нам мало что известно77. И все же: в 1911 г. он передал свой московский родовой дом Пятой муж­ской гимназии, а через пять лет, в 1916 г., пожертвовал родовое имение в Бобриках земству для устройства там школ по лесниче­ству и земледелию, чтобы крестьянские дети могли учиться хо­зяйствовать на земле. И точно так же в итальянском Тироле дом, в котором завершится жизнь графа Алексея Бобринского в 1938 г. и жизнь его вдовы, графини Марии Дмитриевны, в 1957 г., по их обоюдной воле будет завещан бездомным. В нем и поныне суще­ствует приют для бездомных…

Других печатных свидетельств об обстоятельствах экспеди­ции 1895 г. мы не обнаружили. Капитан Барщевский, после того как путешественники на другой день завершили свою работу, повел экспедицию по очень небезопасной Фанской дороге, по труднодоступным тропам, нависающим скалистым выступам над бурной рекой Фандарья. Видимо, выбором маршрута он хотел подготовить своих новых товарищей к более трудным переходам, которые им предстояли на Памире.

Дойдя до долины Зарафшана, экспедиция остановилась в ме­стечке Сангистан, и здесь Барщевский расстался с ними, так как ему надо было возвращаться вдоль долины Зарафшана в Са­марканд. Своих же спутников в сопровождении надежных про­водников он направил в сторону Ура-Тюбе. Записи в дневнике Барщевского подтверждают наше предположение, что он был прикомандирован к экспедиции в связи с посещением теперь уже известной нам пещеры. Также им не было смысла тащить с собой по горам и перевалам отобранные черепа и кости: капитан мог их доставить в Самарканд и хранить там до возвращения путеше­ственников с Памира. А то, что они направлялись туда, не вызы­вает никаких сомнения: на это указывает поворот на Ура-Тюбе, по которому мы уверенно можем указать их дальнейший маршрут. Графу Бобринскому и Богоявленскому предстоял долгий путь до Памира вдоль Ферганской долины. Но это уже другая история.

1   Граф Бобринской Алексей Алексеевич (1861–1938) с начала 90-х годов ХIХ столетия начал проявлять интерес к Средней Азии. Он ор­ганизовал на свои средства три научные экспедиции на Памир (в 1895, 1897 и 1901 гг.), издал несколько книг по культуре и истории горных таджиков.

2   Худоназаров ДГраф // Проблемы общей и региональной этногра­фии. К 75-летию А. М. Решетова. СПб., 2007. С. 132–154.

3         Бобринской ААГорцы верховьев Пянджа. М., 1908.

4   Худоназаров ДГраф А. А. Бобринской — основоположник изуче­ния духовной культуры таджиков Памира // Религиоведение. 2008. № 3. С. 175–187; он жеДуша найдет покой… // Родина. 2008. № 4. C. 63–67; он жеИстория одной ошибки в каталоге // Вестник Библиотечной Ас­самблеи Евразии. 2008. № 3. С. 73–78; он жеСправка о фотографиях профессора Н. В. Богоявленского. Директору Института этнологии и ан­тропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН академику Тишкову В. А. М., 4 ноября 2008 года; он жеВ поисках архива графа А. А. Бобринского в Южном Тироле // Вестник архивиста. 2011. № 2–3. С. 86–87; он жеТихий благотворитель // Родина. 2011. № 8. С. 63–67.

5   Кауфман Константин Петрович, фон (1818–1882) — военный и го­сударственный деятель. Инженер-генерал (1874). Службу начал с 1839 г. Активный участник Кавказской войны. С 1861 г. директор Канцелярии военного министерства, сподвижник Д. А. Милютина в проведении во­енных реформ 1860–1870-х годов. С июля 1867 г. туркестанский генерал-губернатор и командующий войсками Туркестанского военного округа.

6   Императорское общество любителей естествознания, антрополо­гии и этнографии (ИОЛЕАЭ) основано в 1863 г. при Московском уни­верситете. Работа Общества, объединившего антропологов, этнографов, естествоведов, а также всех любителей, интересовавшихся этими дис­циплинами, была связана с организацией многочисленных естествен­нонаучных экспедиций, выставок, издательской и просветительской деятельностью, содействием финансированию науки. При ИОЛЕАЭ выходило несколько периодических изданий: «Известия общества лю­бителей естествознания, антропологии и этнографии» (с 1866 г.), «Эт­нографическое обозрение» (с 1889 г.), «Русский антропологический журнал» (с 1900 г.), «Землеведение» (с 1894 г.) и др. См.: Комарова ИИСправочник научных обществ России (http://www.snor.ru/?an=sc_294).

7   Федченко Алексей Павлович (1844–1873), российский естество­испытатель. Путешествуя по Средней Азии (1868–1871), собрал мате­риал по ее флоре, фауне, физической географии и этнографии. Издал труды по паразитологии и энтомологии. Открыл Заалайский хребет. По­гиб на Монблане.

8   Вревский Александр Борисович (1834–1910), барон, с 28 октября 1889 по 1898 г. являлся туркестанским генерал-губернатором и коман­дующим войсками Туркестанского военного округа. В 1891 г. перед лицом активных попыток британского проникновения А. Б. Вревский предпринял ряд мер, направленных на то, чтобы предотвратить превра­щение Памира в антироссийский плацдарм и «восстановить права Рос­сии» на эту область.

9   Богоявленский Николай Васильевич (1870–1930) — зоолог, профес­сор гистологии и эмбриологии беспозвоночных животных Московского государственного университета (с 1913 г.). По окончании (в 1893 г.) Мо­сковского университета состоял ассистентом проф. Зографа по зооло­гии. С 1895 по 1907 г. совершил несколько зоологических экспедиций по Туркестану, Персии и Персидскому заливу. После Октябрьской рево­люции организовал биологическую станцию в с. Болшево Московской области и был ее бессменным директором до самой смерти. Летопись Московского университета (http://old.letopis.msu.ru/fakultet_mediciny professora_bogojavlenskij_nikolaj_vasilevich.html). Подробнее о нем см.: Некрасов АДПрофессор Н. В. Богоявленский // Записки биологиче­ской станции Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии в Болшеве. 1930. Т. 4. С. 7–16; Горячкин ГВ., Кислова МАПоездка Н. В. Богоявленского в арабские княжества Персидского залива в 1902. М., 1999.

10   Зограф Николай Юрьевич (1851–1919) — русский естествоиспытатель, зоолог, антрополог, профессор Московского университета.

11     Зограф НЮЧерепа из Макшеватских пещер // Зарафшанские горы и Верховье Аму-Дарьи. Поездка графа А. А. Бобринского и Н. В. Богоявленского, 1895 г. М., 1899.

12   Яворский Иван Лаврович (1853–1908) — географ, этнограф, ан­трополог и путешественник, был врачом по образованию и профессии.

13         См.: Землеведение. 1895. Кн. 1. С. 55–76.

14   Автор дневника Искандеркульской экспедиции в 1870 г. обозна­чил этот топоним как Махшеват. См.: Мустаджир АРузномаи сафари Искандаркул. Душанбе, 1989. С. 122. Напечатано по рукописи: Архив ЛОИВ АН. № 131. Махшевад (Маhшевад) — так назвал этот кишлак таджикский историк А. Мухторов. См.: Мухторов АМазорхо чи тавр пайдо шуданд? Душанбе, 1974. А также его статья: Пещера ходжа Исхока // Советская таджикская энциклопедия. Т. 8. Душанбе, 1988. С. 259. См. также: Камолов Х. История мазаров Северного Таджикистана. Ду­шанбе, 2002. С. 63–71.

15         Федченко АППутешествие в Туркестан. М., 1950. C. 156.

16   Ходжа Исхак Вали — по одним, Колябади — по другим (сноска Федченко).

17   Кун Александр Людвигович (1840–1888), ученый-востоковед. Ро­дился в семье учителя. Отец — прусак из Мемеля, мать — армянка из Тавриза. Окончил в 1865 г. факультет восточных языков Петербургского университета со степенью кандидата по арабско-персидско-турецкому разряду. В ноябре 1867 г. направлен в распоряжение туркестанского генерал-губернатора. С августа 1868 г. — в распоряжение начальника Зарафшанского округа «для этнографических, статистических и истори­ческих ученых исследований» (Библиографический словарь. http://dic.academic.ru/dic.nsf/biograf2/7661).

18   Искандеркульская военная экспедиция состояла из двух отрядов: первый отряд, состоявший из 200 казаков, роты пехоты с восемью ра­кетными станками, двумя горными орудиями, вышел из Самарканда и двигался вверх по течению реки Зарафшан, второй отряд вышел из Ура-Тюбе, в его составе было 100 пехотинцев, 50 казаков. Оба отряда встретились в Оббурдоне, вместе дошли до Палдорака  центра Матчинского бекства, затем возвратились в Варзиминор (совр. пос. Айни), откуда второй отряд через Шахристанский перевал вернулся в Ура-Тюбе, первый — через бассейны рек Фан и Киштут — в Самарканд. В ходе кампании в нескольких местах было оказано вооруженное сопро­тивление. В результате Искандеркульской экспедиции верховья Зараф-шана были включены в состав Российской империи. См.: Икрамов НИскандеркульская военная экспедиция и начало изучение Верхнего Зарафшана // Ученые записки Худжандского университета. Худжанд, 2010. № 1(21). С. 135.

19         Федченко АПУказ. соч. C. 149.

20         Икрамов НУказ. соч. С. 136.

21   Барон П. А. Аминов участвовал в 1870 г. в военной экспедиции к верховьям Зарафшана. Он напечатал «Военно-топографический очерк горной страны верховьев реки Зарафшана» (в «Туркестанском еже­годнике». СПб., 1874. Вып. 3). Этот очерк профессор И. В. Мушкетов в своей книге «Туркестан» называет прекрасным и говорит, что барон Аминов «сообщил первые точные сведения о нижнем конце громадного Зарафшанского ледника».

22   Видимо, барона Аминова также информировал Кун, оба они были участниками Искандеркульской военной экспедиции 1870 г.

23         Цит. заимствована из: Зограф НЮЧерепа. С. 2.

24         Икрамов НУказ. соч. С. 139.

25   Богданов Анатолий Петрович (1834–1896) — зоолог, антрополог, историк зоологии, один из основателей российской антропологии, осно­ватель первых антропологических учреждений в России, популяризатор естественных наук, член-корреспондент Петербургской академии наук (1890), профессор Московского университета (с 1867 г.). См.: Фонд  Бог­данова Анатолия Петровича на сайте Архива РАН.

26   Лунин БВСредняя Азия в дореволюционном и советском вос­токоведении. Ташкент, 1965. С. 268.

27         Ныне Махачкала.

28   Барщевский Леон (Лев Семенович) (1849–1910) — полковник, поляк, военный востоковед, блестящий фотограф, знаток культуры на­родов Средней Азии. Его военно-востоковедная деятельность целиком связана с Туркестанским краем, где он прослужил почти четверть века. Липский назвал его именем один из перевалов Зарафшанского хреб­та. См.: Горшенина СТуркестанская коллекция Леона Барщевского // Общественное мнение. Ташкент, 1998. № 2. С. 144–149 (http://svetlana.gorshenina.free.fr/3RU48_Barshchevskij_coll.pdf).

29   Граф Ростовцев Николай Яковлевич много сделал в сфере просве­щения, здравоохранения и культуры города. В частности, по его инициа­тиве был создан музей, посвященный природе, археологии, этнографии Самаркандской области, Барщевский был активным участником его соз­дания. Граф Н. Я. Ростовцев говорил, что археологический отдел музея составлен целиком из коллекции Барщевского. Назарьян РГубернатор Самарканда // Русский мир. № 1, январь 2009 (http://www.russkiymir.ru/russkiymir/ru/magazines/archive/2009/01/article13.html. См. также: Горшенина СУказ. соч.).

30         Зограф НЮЧерепа.

31         Худоназаров Д.  Граф.

32     Хочу выразить благодарность профессору Марине Магдалине Бломберговой за оказанную ею помощь — предоставление информации из дневника Леона Барщевского. Благодарен и Игорю Строецкому,  прав­нуку Барщевского, который рекомендовал мне к ней обратиться.

33   Яворский ИЛКраткий отчет о научной командировке в Среднюю Азию, исполненной летом 1894 года. Одесса, 1895. Т. 1–3.

34         Цит. заимствована из: Зограф НЮЧерепа. C. 2.

35   Мстиславский Сергей Дмитриевич (1876–1943) — настоящая фа­милия Масловский, революционер, советский писатель. Родился в семье историка и профессора Военной академии генерал-майора Д. Ф. Мас­ловского. В 1896 г. в 20-летнем возрасте совершил свою первую поездку в Среднюю Азию. См.: Литературная энциклопедия. 1934. Т. 7 (http://feb-web.ru/feb/litenc/encyclop/le7/le7-5211.htm).

36         Мстиславский СКрыша мира. М., 1925.

37   Он жеВоспоминания. Публикация подготовлена А. Савельевым //История. 2006. № 16. С. 32–46.

38   Мстиславский в 1901 г. опубликовал статью «Гальча» под своей фамилией. В этой статье он сравнивает свои антропологические изме­рения с черепами Макшеватской пещеры (С. 26). См.: Масловский СДГальча. (Первобытное население Туркестана) // Русский антропологиче­ский журнал. 1901. № 2. С. 17–32.

39    Бржезицкий ИАСамаркандский уезд. Статистический обзор. 1909; Кастанье ИАСовременные успехи спелеологии и спелеологи­ческие поездки по Туркестану 1913–1914 гг. // МГОРГО. Ташкент, 1915.
Т. ХI, вып. 2, ч. 2. С. 8–41; Корженевский НННа озере Искандеркуль //Ежегодник Русского Горного общества. М., 1915. Т. XI. С. 99; Бетгер НПосещение Макшеватской пещеры в 1916 г. // Известия Туркестанского отделения ИРГО. 1915. Т. XIII, вып. I. С. 120; Хашимов МАПо следам легенд. Ташкент, 1990; Андрейчук ВН.Хашимов МАЗагадка Макше-ватской пещеры // Свет. 1998. № 2 (19). С. 35–40.

40   Фирдаус Шукуров также описывает трудности и опасности, свя­занные с посещением пещеры в наши дни, в 2005 г. Он единственный таджик, который оставил свои впечатления о пещере в виде рассказа «Зов предка» (http://www.proza.ru/2005/12/04-74).

41   Огудин ВЛМумия святого в Макшеватской пещере // Ислам и на­родная культура. М., 1998. С. 190–202.

42        Там же. С. 194.

43        По замерам Яворского — 2820 м.

44        Огудин В.ЛУказ. соч. С. 191–192, 200.

45        Сажень = 2,1336 м.

46   Зограф НЮАнтропологические исследования мужского велико­русского населения Владимирской, Ярославской и Костромской губер­ний // Известия ИОЛЕАЭ. Т. XXVI. Тр. отд. антроп. Т. XV. М., 1892;
Зограф НЮАнтропологический очерк мещеряков Зауральской части, Пермской губернии // Из протоколов заседаний Комитета по устройствуантропологической выставки Императорского общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. № 48. М., 1879.

47   Цит. из отчета Яворского заимствована из: Зограф НЮЧерепа. С. 5.

48        Богоявленский НВВ верховьях р. Аму-Дарьи. 1903. С. 6–7.

49        Там же. С. 7.

50   В 1965 г. французские археологи раскопали греко-бактрийский город Ай Ханум, замечательный памятник у впадения р. Кокча в Пяндж.

51   Известный российский востоковед профессор В. В. Григорьев писал о Мирзе Казым-беке: «Одна из замечательнейших в настоящее время личностей не только у нас, но и в целой Азии и целой Европе —азиатец, с глубоким мусульманским образованием, соединяющий осно­вательное знакомство с ученостью европейскою, владеющий одинаково как арабским, персидским и турецким, так и английским, французским и русским языками, и на всех шести языках писавший и печатавший».

52   Григорьев Василий Васильевич (1816–1881). Окончил курс в Пе­тербургском университете по отделению восточных языков. В 1854–1859 — председатель Оренбургской Пограничной комиссии. В 1859–1862 — начальник Областного управления оренбургскими киргизами. В 1863 г. стал первым руководителем кафедры истории Востока в Санкт-Петербургском университете. Член-корреспондент Петербургской АН. Активный деятель Русского Географического общества. Выдающееся значение имели его труды по Туркестанскому краю, в том числе «О не­которых событиях в Бухаре, Коканде и Кашгаре: записки мирзы Шемса Бухари», где сообщены интересные исторические сведения и впервые дан образчик таджикского наречия. См.: Русский биографический сло­варь (http://www.rulex.ru/01040282.htm).

53         Икрамов НУказ. соч. С. 136.

54         Там же. С. 137.

55   Федченко уже к тому времени собрал какое-то количество черепов, он мог претендовать на большее их количество и надеяться взять их в пещере. Возможно, Кун хотел предотвратить это.

56   Искандеркульская экспедиция была военной: ее предприняли для захвата горных территорий Зарафшанской долины, которые формально отошли к России в 1868 г. согласно договору между Бухарским эмира­том и Российской империей. Но их надо было завоевать на деле. См.: Икрамов НУказ. соч. С. 135.

57   «Обратный путь главного отряда намечен был через Кштумское бекство, население которого обнаружило враждебность. В этом деле у нас оказалось 35 человек убитых и раненых и двое контуженных». См.: Энциклопедический словарь Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона (http://dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/42747).

58   Хромов АЛО дневнике Искандеркульской экспедиции в 1870 г. //Известия АН Таджикской ССР. Отделение общественных наук. Душан­бе, 1972. № 2. С. 72.

59   «Дневник Искандеркульской экспедиции — прекрасный, надеж­ный источник для историков, этнографов и филологов, в первую оче­редь для тех, кто занимается исследованием районов верхнего Зарафшана. Надежность Дневника в том, что он составлен под руководством ученого-специалиста, не только подготовившего программу сбора мате­риалов, но и контролировавшего соответствие записанного объективно­му положению вещей» (Хромов АЛУказ. соч. С. 75).

60         Федченко АПУказ. соч. C. 157.

61   «…ба чое расидемки кишлоки Махшеват меномандБолои онро кухи Чонвархона мегуяндДар енаи кух горе хаст ва ба даруни гор бузургворе хастандки Хоча Исхоки Вали мегуяндДар вакти кадим бо кофирон чанг кардааз сари сина тир хурдаон аз тахти шонаи шарифашон баромадаастХуди бузургвор баъди мачрух шудан ба даруни хамон гор рафтарух ба кибла шуда истода шахид шуда мондаастАз миен поени бузургворро кабутар гур кардава аз миен боло сурати бузургвор табдил нашудабо пуст ва устухон хушк шуда мондаастки алхол хам сурати онро фахмида мешавад» (Мустаджир А. Указ. соч. С. 122).

62   Под руководством А. Л. Куна работали капитан А. Д. Гребенкин, знавший местный язык, горный инженер Д. К. Мишенков, топограф А. М. Скасси, естествоиспытатель А. П. Федченко и его супруга (они добровольно присоединились к группе), Мулло Абдурахмон Мустаджир и др. См.: Икрамов НУказ. соч. С. 135–136.

63   В 1878–1879 гг. И. Л. Яворский в качестве врача русской дипло­матической миссии Н. Г. Столетова ездил в Афганистан, в город Кабул, к эмиру Шир-Али-хану. Он остался при эмире официально в качестве лейб-медика, а неофициально — в качестве политического агента. По­сле смерти эмира (февраль 1879 г.) начались беспорядки. Яворскому с большим трудом удалось выбраться из Афганистана в Бухару. С на­чала 90-х годов XIX столетия он приват-доцент, а с 1894 г. — профессор Новороссийского университета по кафедре географии. Автор ряда работ по этнографии, географии и антропологии Средней Азии. См.: Ионов А. Лейб-медик афганского эмира // Медицинский вестник. 2010. № 30 (535) (http://www.medvestnik.ru/archive/2010/30/3388.html).

64         Огудин ВЛУказ. соч. С. 194.

65         Там же. С. 196.

-->